Южная Корея. Сеул. Часть I

Южная Корея - безвизовая и, будем откровенны, ухудшенная версия Японии.

[picasa-web]


Архитектура, в целом, такая же безликая. Тут есть своя версия Tokyo Tower.

[picasa-web]


И своя версия Tokyo SkyTree. Оба, естественно, ниже прототипов.

[picasa-web]


Фотография лучше всего передающая отличие между странами. Вроде бы и вагоны метро похожи, и разрез глаз одинаковый. Но на улицах и в транспорте полно военных (в Японии пока Силы самообороны очень компактны), а в поездах ходят торговцы дрянью, как в московских электричках.

[picasa-web]


За то время, пока японцы владели Кореей, они успели построить немного качественной архитектуры. Корейцы что смогли — снесли. А к таким зданиям, как мэрия Сеула, сзади пристроили огромный стеклянный горб, лишь японское здание терялось перед ним.

[picasa-web]


Еще немного колониального наследия.

[picasa-web]


Всё стараются затмить.

[picasa-web]


Или отодвинуть, как сеульский вокзал.

[picasa-web]


Впрочем, тлетворное влияние бывшей метрополии всё равно просачивается. Например, в виде вендинговых машин с напитками. Но их очень мало.

[picasa-web]


В Японии большая часть напитков в автоматах (особенно если распробовать) — вкусные. Корейцы не могут себе позволить быть похожими на бывших колонизаторов, поэтому делают почти все напитки оригинальными, отличными от японских, но очень гадкими. Либо приторно сладкими, либо слишком химическими. Надеюсь, что вот эта бутылочка, на самом деле, была шампунем с миндальным молочком, а не напитком, хоть и продавался в автомате вместе со всякой кокаколой. Потому что пить это было совершенно невозможно.

[picasa-web]


Южнокорейская манга.

[picasa-web]


Чтобы не походить на японцев, чай тут не пьют и почти не выращивают. Osulloc — единственный крупная чайная марка, причем неприлично дорогая, хотя и неплохая. На фото — ее магазин в Сеуле.

[picasa-web]


Еще отличие от Японии: на улицах полно урн, не так сильно заморачиваются с сортировкой мусора.

[picasa-web]


Макеты блюд — тоже японское веяние. И поэтому малораспространенное.

[picasa-web]


Еще в аэропорту Сеула всех прилетающих встречают заявлением, что японский остров Такэсима, на самом деле, не японский, а южнокорейский. И зовется он вовсе не Такэсима, а Докдо. Потом напоминания об этом развешаны по всей стране. Японцы точно так же напоминают на улицах о своих правах на Курилы.

[picasa-web]


Традиционная дворцовая архитектура, в целом, одинаковая.

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]


Отличия только внутри. Вместо циновок татами сплошной деревянный пол. И рисовая бумага стенах крепится на геометрические скелеты.

[picasa-web]


Изящные противоголубиные приспособления.

[picasa-web]


Борьба со всем японским также осадило буддизм в стране. Поэтому в Южной Корее огромное количество христиан. И христианских храмов, иногда даже с очень приличной архитектурой (но только в Сеуле).

[picasa-web]

[picasa-web]


Южнокорейцы пытаются бороться за национальную идентичность и обещают бесплатно в музеи пускать людей в традиционном платье. Но в отличие от Японии ни одного человека в этом Ханбуке я не видел. Интересно, когда так называемому министерству культуры РФ придет в голову пускать бесплатно в музеи женщин в кокошниках, а мужчин — в ватниках?

[picasa-web]


Современная корейская архитектура неприятна.

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]


Все без исключения небоскребы безвкусны, но южнокорейские архитекторы небоскребов объединяются и награждают друг друга призами за лучшее творение.

[picasa-web]


Рядовой традиционной архитектуры практически не осталось, только на задворках. В принципе, ничего выдающегося.

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]


Ворота Намдэмун. В 2008 году местный герострат, обиженный за маленькую компенсацию от застройщика, их спалил. Ворота восстановили, но теперь к ним не подойти и рядом дежурит военный в будке. Хотя казалось бы, чего теперь реплику охранять.

[picasa-web]


Видимо, после этого поджога начали принимать меры по охране немногочисленных уцелевших после японцев, кимирсеновцев и самих южнокорейцев памятников. Например, одну из древних каменных ступ-пагод спрятали в огромный стеклянный короб, в котором ее и не видно уже.

[picasa-web]


Рестораны старой формации помечают себя табличками «хороший ресторан», чтобы никто не подумал обратного.

[picasa-web]


Старые отели тоже раньше любили писать, что они зарегистрированы правительством. Сейчас уже не пишут.

[picasa-web]


Запрет на бессердечных людей, кормящих птичек.

[picasa-web]


Внезапный Александр Сергеевич Пушкин у Lotte Hotel.

[picasa-web]


Прочие скульптуры. Дегенеративные.

[picasa-web]


И сплющенные.

[picasa-web]


Южнокорейская еда неожиданно не понравилась. Для меня любое их блюдо было по степени остроты от 6 до 10.

[picasa-web]


В Сеуле (да и в других корейских городах) неожиданно много мастерских по производству и продаже наград всех видов. Как будто тут только и делают, что друг друга награждают. Хотите медальку? Пожалуйста.

[picasa-web]


Бантом одарить? Запросто.

[picasa-web]


Кубок или грамота в металле? Сейчас соорудим.

[picasa-web]


Много рекламы на столбах.

[picasa-web]


Борьба с ней.

[picasa-web]


Смекалка.

[picasa-web]


На улицах повсеместно расставлены кабинки, где сидят сапожники.

[picasa-web]


Одно из того, за что Сеул можно похвалить — это фантастически китчевые фонарные столбы. Прямо дух захватывает.

[picasa-web]

<< Минск, Гродно << Москва в 2014 годуСеул. Часть II >> Демилитаризованная зона >>