Санкт-Петербург


Петербург меняется так быстро, что даже не успеваешь уследить за изменениями.
На панораме Петропавловской крепости возник, сюрприз, Лахта-центр, выстроенный пока только на треть своей высоты.




Трамвай №3 продлили от Сенной площади по Садовой через Невский и Троицкий мост — до Финляндского вокзала. Теперь есть идеальный маршрут для катания в дождливую погоду. И чтобы добираться от Петроградки до района Гостиного двора и Сенной без спуска в метро.




На самой Сенной сломали торговые павильоны — взяли пример Москвы.




Плакали займы от 1000 руб.




Не купить больше у метро mp3 на компакт-дисках.




Обнажившийся воздухозаборник метро.




Расчищенную площадь спешно покрывают плиткой.




Прощальный вид на Большую Морскую с автомобилями. Скоро ее начнут делать пешеходной.




Открылась Новая Голландия.




Стараниями Романа Абрамовича тут наступила почти Европа.






Накосячили со спеллингом — не стесняются исправить.




Художественная инсталляция с манэки-нэко.




Рамки досмотра на входе и запрет на посещение парка детьми напоминают: здесь вам не тут!




Дом 56 по Лиговскому проспекту. Скоро его снесут для строительства гостиницы Mercure. Гостиница это хорошо, но потеря еще одного здания с качественной архитектурой — нет.




Понурый двор.






Приехать в СПб и не походить по музеям — большой грех. Впервые зашел в музей Военно-Морского флота. С трудом представляю, как раньше вся эта экспозиция умещалась в здании Биржи.




Домик Петра Перового. Наверное, последнее место в Петербурге, где сохранилась клинкерная мостовая.




Еще впервые заглянул в Летний сад. Какой-то непонятный шпалерный лабиринт.




Что это вообще такое?




Статуи прекрасные, но не понял я Летнего сада. Не проникся.




Еще одна достопримечательность — мозаичный двор у Малой академии художеств.




Мозаичные грибы.




Мозаичные существа.




Если бы мозаикой был отделан двор-колодец, выглядело бы это все куда впечатляющее. А так двор слишком просторный. И уж точно не стоило закрывать стеклянным кожухом фонтан. Даже несмотря на вандалов.




Красоты на Миллионной.






Скромная забота об асфальтовых мостовых. Под водостоками налили небольшие битумные блины.




Даешь перевод ТАССа на историческую родину! А то нет в Петербурге федерального информагентства!




Дом Эсдерса и Схефальса хорошо отреставрировали, но уже начинают портить китайскими наклейками в окнах.




Адовый брутализм на Артиллерийской улице.




Прочие детали.






Рекламная акция «Билайна».




Волковское кладбище. Из кого-то выросло дерево.




Литераторские мостки особо впечатления не произвели. Тлен и тлен.




Когда-нибудь сюда, поближе к маме, перенесут из Мавзолея Владимира Ильича. А может, и не перенесут.




Могила архитектора Константина Тона.




Совсем другое дело — лютеранское Волковское кладбище. Тут почти Пиранези.




Даже сточная канавка вызывает невольное уважение.




К сожалению, почти все кресты и ангелы в XX веке были утрачены.




Апраксин двор — очень необычный Петербург. Тут сохранилась брусчатка.




И дух 90-х.






Если здесь пройдутся асфальтовым катком джентрификации и хипстеризации — будет огромная потеря для города. Настоящий заповедник!




Хорошо, наверное, прижиться в Петербурге!