Москва в 2015 году. Часть I


Год начинался с впечатляющего пожара в ИНИОНе.

[picasa-web]


Тушение огня было долгим и мучительным. На фото — остатки пламени почти десять часов спустя после начала пожара. Похожие на присоски щупалец световые фонари обвалились вместе с крышей.

[picasa-web]


Потом, уже летом, был еще один пожар: в усадьбе Ясенево. О ней мало кто знает, хотя зданий XVIII века в Москве не так уж и много.

[picasa-web]


Усадьба так и стоит заброшенная и почти бесхозная.

[picasa-web]


Удалось заснять авиационную часть репетиции парада победы.

[picasa-web]

[picasa-web]

[picasa-web]


В Москве-Сити появились заброшенные небоскребы с выбитыми окнами.

[picasa-web]


Несмотря на то, что страна постепенно скатывалась в опричнину, в Москву приезжали всякие неплохие исполнители.

Zella Day.

[picasa-web]


И Blonde Redhead.

[picasa-web]


Ну и Обе Две тоже ничего так выступали.

[picasa-web]


На Триумфальной площади поставили качели. В 7 утра уже нет свободных.

[picasa-web]


Здесь будет дерево.

[picasa-web]


В 2015 году Собянин решил, что москвичам слишком хорошо живется, и решил реконструировать улицы в центре города. Из плюсов: как правило, значительно расширялись тротуары, клали большую гранитную плитку вместо асфальта, причем качественнее, чем раньше. Из минусов: жуткая грязь и пыль на время работ, штурмовщина, ликвидация троллейбусов (правда, на Мясницкой их потом на время вернули).

[picasa-web]


При работах на Мясницкой случайно наткнулись на сохранившиеся чугунные световые фонари подвалов начала XX века.

[picasa-web]


Подвалы забросили, а решетки были погребены под слоями асфальта. Часть из этих решеток сохранили, отреставрировали, вставили стекла, но вместо того, чтобы поместить их на уровень земли, как следовало, зачем-то воздвигли на пьедесталы.

[picasa-web]


Еще одна вскрытая старинная вывеска.

[picasa-web]


Если здание МИД СССР только в проекте было без шпиля, а строилось уже с ним, по решению Сталина, то высотка на Оружейном переулке почти год простояла без этого украшения. Возможно, спустя десятилетия знатоки по этому факту будут точно датировать фотографии.

[picasa-web]


Перед запланированным сносом отснял здания на Варварке. За счет строительства на их месте чего-то большого и нового московские власти «подняли» деньги для парка Зарядье.

[picasa-web]


Эти два дома — то немногое, что оставалось от исторического района Зарядья.

[picasa-web]


Этих деталей больше не будет.

[picasa-web]


Продолжался снос «хрущевок».

[picasa-web]


Кто-то старался, делал расстекловку.

[picasa-web]


Современный (и плохо читаемый) номерной знак провисел всего пару лет.

[picasa-web]


Выселение — всегда неприятный процесс.

[picasa-web]


Старая табличка на лестничной клетке.

[picasa-web]


Можно посмотреть на осколки быта съехавших жильцов.

[picasa-web]


Переезжая на новые места люди бросали самое ценное: ковры и пилы.

[picasa-web]


Наконец-то появился повод оставить ненужное пианино.

[picasa-web]


Бросали даже чешский гарнитур и религиозные книги.

[picasa-web]


Комната в китайском стиле.

[picasa-web]


Комната металлиста-каллиграфа.

[picasa-web]


Комната с видом на Нью-Йорк.

[picasa-web]


В некоторых квартирах жили сумасшедшие. Все это явно было нарисовано задолго до выселения.

[picasa-web]


И не пьет.

[picasa-web]


Люди уезжали.

[picasa-web]